Г.Шимырбаева ««Дос-Мукасан» – бессмертие юности»

image001 image002

image003

Галлия ШИМЫРБАЕВА,
фото Юрия БЕККЕРА

Легендарная казахстанская поп-группа «Дос-Мукасан» отмечает свое 40-летие. Это не только юбилейные концерты в больших и малых городах нашей страны. На днях вышли альбом «Қайдасын» и книги воспоминаний «Дос-Мукасан: жылдар мен жолдар” – «Дос-Мукасан: годы и дороги», снят видеоклип на песню «Той жыры», готовится к выпуску фильм-концерт о творчестве ансамбля. В конце этого месяца в Алматы во Дворце республики пройдет юбилейный концерт.

image004Что касается альбома «Қайдасын», то новое звучание любимым песням придал популярный алматинский ди-джей Мойше, предложивший слушателям хиты «Той жыры», «Қыздар-ай», «Куә бол», «Дудар-ай» и другие в ритме современных дискотек. «Преклоняю голову перед настоящими профессионалами – творческим коллективом «Дос-Мукасан». Музыка мэтров – это мелодии, которые не боятся ни новшеств, ни экспериментов», – подчеркнул Мойше.
«Мы положительно относимся к экспериментам с нашей музыкой. Благодаря данному проекту с нашим творчеством ознакомилась нынешняя молодежь, – добавил к этому Бахытжан Джумадилов, автор «Дос-Мукасан: жылдармен жолдар».
Эта книга обещает стать не менее интересной и востребованной, чем альбом-римейк, который в первый же день выхода в продажу разошелся пятитысячным тиражом.
Первоначально Джумадилов задумывал назвать свою книгу «Дос-Мукасан», которого вы не знаете», ведь автор постарался рассказать в своей книге о неизвестных фактах из жизни ансамбля.
– Про нас ходит очень много легенд, – говорит он. – Я же попытался историю ансамбля изложить в хронологической последовательности. Известность-то ведь к нам пришла не в одночасье. Так же как лошадь становится скакуном не на лугу, а на скачках, так и ансамбль готовил плацдарм для большого рывка, участвуя сначала в небольших конкурсах. Скажем, первая зарубежная поездка «Дос-Мукасана» была в составе студенческого строительного отряда в Венгрию, где в 1968 году проходил небольшой молодежный фестиваль. Там ансамбль получил звание лауреата. Следующее лауреатство мы получили в 71-м году в Ташкенте на ежегодном фестивале студенческих песен «Дружба народов».

image005Заметный, иначе говоря, судьбоносный рывок был сделан в 1973 году, когда «Дос-Мукасан» поехал в Берлин на Х Всемирный фестиваль молодежи и студентов, где коллектив получил Золотую медаль. В следующем 1974 году ансамбль из Казахстана участвовал уже во Всесоюзном конкурсе артистов эстрады, где также одержал победу. Но чтобы студенты политехнического института могли состязаться с профессионалами, им сделали фальшивые документы – якобы они являются штатными артистами Министерства культуры.
Самый первый состав ансамбля – Досым Сулеев, Мурат Кусаинов, Хамит Санбаев и Саша Литвинов просуществовал недолго – всего, может около полугода. Первыми окончили институт и ушли из ансамбля Литвинов и Санбасв. Их место заняли Мейирбек Молдабеков, Шарип Омаров и студентка ЖенПИ Курманай Ажибаева. Бахытжан Джумадилов пришел в ансамбль вecной 71-го. То, что он в составе оказался позже других не помешало ему быть в курсе всех событий, которые происходили в жизни «Дос-Мукасана» с первых дней его появления.
Просто я очень внимательно слушал все истории, которые ребята рассказывали о себе. Вот, например, такой случай. Досмукасановцы Дос, Мурат, Мейирбек, Шарип жили в общежитии в одной комнате. Однажды ребята заметили, что где-то к третьему курсу Шарип начал быстро расти. Был 165, а потом как-то сразу 170, 175 … «Тебе футбол твой помогает расти, что ли?» – спросили они однажды Шарипа, который все свободное время гонял мяч. «Да нет, – ответил тот, я просто пью по утрам томатный сок».

«Ух, ты!» – удивились досмукасановцы. И каждое утро стали бегать в магазинчик напротив политехнического за соком.
Прошло где-то полгода, Шарип продолжал расти, у остальных все оставалось без движения.
« Ты нас не обманул? – опять пристали к нему. – Мы три раза в день пьем по два стакана». – «Зачем по два? Надо по одному, а то живот не пустит вверх».
Как и все студенты, приехавшие в Алма-Ату из других областей, досмукасановцы вели не самый сытный образ жизни.
А вот как пришел в «Дос-Мукасан» сам Бахытжан Джумадилов. До 1971 года он пел в ансамбле “Оптимисты» при КазГУ, откуда впоследствии вышло очень много музыкантов. Например, братья Тахир и Фархад Ибрагимовы, барабанщик Трушин. Когда ансамбль объявил конкурс на солиста, то пробоваться пришло человек двести.
– Со мной пришел мой друг’ Вадим Мухамедшин, – вспоминает Бахытжан. – Он предложил по дороге выпить для храбрости граммов 50 коньяка. Наверное, это подействовало. Говорят, я так пел, что Анатолий Каргополов, руководитель ансамбля, заявил после прослушивания – «Отбор закончен. Солист у нас сеть».
В 1969 году Джумадилов поступил на архитектурный факультет политехнического института, где сразу же организовал ансамбль «ВВВ» – «Всегда веселее всех», потом переименовал его в «Видикон», пел под Магомаева, французов Энрико Масьеса и Жана Татляна. Короче, искал себя.
Однажды вечером в темном институтском коридоре из темного угла выскочил темный человек в темных очках. Я даже испугался, когда он спросил: «Ты Бахыт Джумадилов? Я Дос Сулеев». «Ну и что?» – я на самом деле не имел понятия, кто это такой. Но «темный человек» не обиделся: «Я руководитель «Дос-Мукасана». «А-а, ну ну, протянул я. – Что
хочешь?»- «Слушай, что ты в таких мелких ансамблях поешь? Давай к нам». И он начал рисовать мне перспективы: «Будешь петь на казахском, это публике нравится. Поедем на конкурс за границу…»
А у меня свой коллектив был хороший, мне жалко было его оставлять, поэтому я туманно ответил: «Посмотрим». Тогда Дос пошел на хитрость: приказом peктopa меня включили в группу артистов, которые ехали с концертом в Таджикистан, где строилась Нурекская ГЭС.
Досмукасановцы во время этой совместной поездки мне понравились. И уже весной того же года я выступал с «Дос-Мукасаном» на конкурсе. Первый луч славы коснулся меня, когда я рано утром шел по улице. Из окон неслось: «Келшi, келшi, кудаша … ». Я сначала не узнал свой голос, а потом, когда дошло, охватила волна радости. «Мою песню крутят», – похвастался я сокурсникам.
image006Но родители мою увлеченность не приветствовали. Отец прятал артистические костюмы, чтобы я не уехал на гастроли. «Из тебя никогда не получится артиста», – внушал он мне. Финансист по профессии, артистов он называл «жын» и «баксы» – шутами и шаманами. Но судьба распорядилась иначе. И я ни секунды не жалею об этом.
Фантастический успех, выпавший на долю «Дос-Мукасана» в 70-80-х годах, Джумадилов объясняет тем, что в те годы было правильно поставлено музыкальное обучение. Музыкальные школы выпускали не только скрипачей и домбристов, как это происходит сегодня, было очень много отделении, где готовили ударников барабанщиков, саксофонистов, тромбонистов и трубачей.
– Вокально-инструментальный жанр требует особого подхода. Здесь сжатый коллектив – три-четыре, максимум пять-шесть человек. Каждый должен уметь играть на двух-трех инструментах и вдобавок обладать голосом. А сегодня, если человек поет, то он не играет на инструменте, если играет, то не может петь.
Не знаю, кого благодарить – судьбу в лице Доса или Всевышнего, но именно в «Дос-Мукасане» собрались ребята, которые не только были влюблены в казахскую музыку, но и хотели еще ее пропагандировать. Недавно ушедший из жизни, незабвенный Шарип Омаров, допустим, никогда не держал в руках бас-гитару, Мурат Кусаинов , пока не поступил в полдитех, умел играть только на домбре. Досым окончил в Кентау музыкальную школу по классу баяна, но он переквалифицировался и начал играть и на саксофоне, и на ионике.
Каждый вечер, стирая пальцы в кровь, мы снимали лучшие пассы западных музыкантов – из тех же «Битлз», «Роулинг Стоунз». Да, мы подражали им. Песня, благодаря которой народ узнал меня, – ярчайший тому пример. «Кудашу» я слышал в детстве от матери. Когда «Дос-Мукасану» потребовалась песня на казахском языке, я попросил у нее слова именно этой песни. Вечером на репетиции напел «Келшi, келшi, кудаша … », ребята тут же подхватили мелодию. Начало мы сняли с битловской песни «Облади-облада». Мы преднамеренно сделали этот ход. Казахстанские слушатели должны были узнать, что наши песни не хуже тех, что поют битлы.
image007А вот как родился знаменитый хит «Той жыры». Мурат Кусаинов первым среди досмукасановцев обзавелся семьей. На его свадьбу Дос и Лукпан Сыдыков, штатный поэт «Дос-Мукасана», решили сделать необычный подарок: поэт зa два часа до торжества написал слова, а музыкант за полчаса до свадьбы сочинил музыку. Спели «Той жыры» под простую гитару. Спустя три месяца решили аранжировать «Той жыры» и записать ее на радио. Песня сразу стала любимой у молодежи, а когда она прозвучала на «Маяке», то превратилась во всесоюзный хит.
За то, что мы используем электронные гитары, нас много ругали. «Казахские песни поются под домбру, а то и вообще, а капелла, то есть без инструментального сопровождения», – поучали нас.

В два-три голоса казахские песни тоже не пели. Когда мы исполнили «Наз Коныр» на четыре голоса, да еще с подпевками, нам сказали: «Вы что делаете?! Так нельзя петь. Бас-гитара – это ужас. А Барабан – вообще преступление!». Словом, мы прошли через все эти обструкции, но выдержали и не дали себя сломать.
Как же все-таки досмукасановцам удалось сохранить свои лучшие качества в атмосфере всенародной любви и обожания? Пройти через медные трубы?
– Когда сегодняшний «Дос-Мукасан» выходит на сцену, то среди нас нет ни ректора, ни профессоров… Есть Дос, Мурат, Мейирбек, Нуртас, Бахытжан и Саня. Если кто-то все же зарывается, то напоминаем ему, что без «Дос-Мукасана» его бы не было.
.. Где-то между 1993 и 1995 годами «Дос-Мукасан», казалось бы, распался окончательно. Изменились ритмы, музыка, сам о время, да и члены ансамбля ушли работать – кто по специальности, кто на общественную, а кто на научную работу. И только Мурат Кусаинов остался верен музыке. Он окончил консерваторию, пытаясь возродить ансамбль с молодыми музыкантами. Но это был уже не тот «Дос-Мукасан».
В 2000-м году ансамбль вновь собрался в прежнем составе. Инициаторами возрождения «Дос-Мукасана» выступили друзья-нефтяники из Мангистаусской области – тоже выпускники алматинского политехнического. Репетиции концерта, который досмукасановцы должны были дать в Новом Узене ( мая, шли месяца полтора. Шарип Омаров вспомнил бас –гитару, Дос – саксофон, Саня – ударник.
– Ведь все уже забылось к тому времени, – говорит Джумадилов. –Ладно, Мурат, я и Нуртас – мы нет-нет да выступали временами, а они то уже в 74-м ушли из коллектива. Но пальцы сами «вспомнили» инструменты. Концерт прошел на ура. Мы убедились, что народ нас помнит, более того, он хочет нас слышать.