Рождение и становление ансамбля

  Презентация ансамбля «Дос-Мукасан»

Увеличение состава ансамбля

     Днем рождения ансамбля «Дос-Мукасан» считается 1 августа 1967 года, когда квартет «автоматчиков» в составе Доса, Мурата, Камита и Сани, выступил на сцене дворца культуры, отремонтированного и реставрированного бойцами стройотряда в совхозе «Баянаульский» Павлодарской области.  Как вышли на сцену, как спели и, самое главное, что пели, никто из них почти уже не помнит! Но пели, видимо, отлично. Потому что зрители неистовствовали. Дружные аплодисменты и восторженные крики «Ма-лад-цы-ы-ы!» долго еще звучали в ушах участников того вечера.

     Особенно были удивлены студенты из Венгрии, которые тоже работали в этом интернациональном стройотряде. «Какие у вас красивые песни! Как вы поете классно!» — говорили они. Командир венгерского отряда Янош Карпати добавил: «Мы и название вашему коллективу придумали – «Дос-Мукасан». «Дос-Мукасан?» — переспросили ребята. «Как переводится?» Янош улыбнулся: «Да никак! Просто название образовано из первых слогов ваших имен: Дос — от Досыма, Му – от Мурата, Ка – от Камита, Сан – от Сани (Александра). Советую название группы писать через тире, по примеру популярных сейчас ансамблей «Лос-Парагвайес» и «Лос-Анжелес». Желаю вашей группе такого же успеха».

Презентация ансамбля с новым названием «Дос-Мукасан»  произошла осенью 1967 года на фестивале художественной самодеятельности института.

     С легкой руки Яноша название прижилось и сохранилось, хотя состав группы не раз менялся. В нем изначально заложен код дружбы и доброжелательности потому, что в переводе с казахского слово «дос» означает «друг». И, действительно, в коллективе всегда царил дух взаимопонимания, дружбы и большого уважения друг к другу и к слушателям. Так получилось, что имя Мейра, который с самого начала осваивал с ребятами азы игры на гитаре, а потом покорял своим пением девочек из соседней комнаты в общежитии, не вошло в название ансамбля. Просто он работал в другой бригаде и не оказался в нужном месте в нужное время. Но никогда, ни сразу и ни позже, он не высказывал обиды по этому поводу.

     Своеобразная «презентация» ансамбля с новым названием «Дос-Мукасан» произошла осенью 1967 года на институтском фестивале художественной самодеятельности. После первых двух песен публика уже не захотела отпускать понравившийся ей коллектив. Буря аплодисментов, море цветов, дружное требование исполнить «на бис». Переполненный зал стоя скандировал: «Дос-Му-Ка-Сан! Дос-Му-Ка-Сан!». Пришлось выходить на поклон второй раз, третий [1]. Следующая встреча ансамбля со зрителями состоялась уже в конце декабря на конкурсном концерте новогоднего вечера. Сразу же после выступления ребят окружили журналисты. И в институтской газете «За инженерные кадры» появилась восторженная статья о них — первое упоминание об ансамбле в прессе [2] .

     Количество и качество музыкальных инструментов изменялось. К двум гитарам (соло и ритм), саксофону и ударным добавились бас-гитара и электроорган (его тогда называли ионикой). Бас-гитариста Сагадильду (Сагу) Хасенова пригласили из институтского оркестра. На клавишах стал играть Дос (по совместительству).

    Весной была победа в конкурсе между факультетами «Весна в политехническом», который впервые начал проводиться в 1965 году. Автором идеи его организации был «досмукасановец» Камит. В дальнейшем конкурс стал традиционным и проводится с тех пор каждую весну.  На «Дне факультета» студенты докладывают о своих творческих достижениях — художественных, научно-технических. Перед молодежью выступают ученые, профессора. «Весна в КазПТИ» заканчивается концертом, объявляется факультет — победитель. Но после этой победы ребята остались без ударника. Декан горного факультета В.Д.Шрубко запретила студенту-горняку Александру Литвинову выступать за «автоматчиков». Так Саша, пробыв в ансамбле около года, навсегда оставил в его названии три буквы от своего имени. А журналисты, не находя среди ребят никого с именем, включающим «сан», называли Мейра в своих статьях Санбеком Молдабековым.

     Конкурсный отбор на  ударника прошел первокурсник факультета АиВТ Юра Лим, который закончил балхашскую музыкальную школу по классу баяна, немного играл на фортепьяно и гитаре. Вот, что Юра об этом рассказывает:- «Претендентов на роль ударника было трое — я, молодой первокурсник, и старшекурсники нашего факультета, Шарип и Машерхан. После демократично проведенного конкурса на отбивание ритма по крышке стола, выбор пал на меня (не подвело музыкальное образование). Хотя до ударника мне было еще, ох, как далеко! И начались тяжелые будни обучения азам барабанщика.  Дос показывал мне какой-нибудь ритм (вальса, танго, блюза, твиста и т.д.) и закрывал маня на ключ на 2-3 часа в Красном уголке, чтобы я его разучивал. Потом приходил, проверял и отпускал готовиться к учебным занятиям. Обучение ударнику — это, конечно, громко сказано, так как из инструментов были   один малый барабан, одна тарелка да две барабанные палочки. Но мое отношение к этому процессу было серьезное, ведь в случае успеха старшекурсники примут меня в свой вокально-инструментальный ансамбль. В таком режиме обучение длилось где-то 2-3 месяца. А практические навыки отрабатывались на общежитских дискотеках, которые тогда назывались «вечерами отдыха».  Дискотеки с нашим участием проходили с большим успехом, приходили студенты даже из других общежитий, хотя в ансамбле в то время был один усилитель на 2 гитары, саксофон, синтезатор-ионика, да барабан с тарелкой. Но не надо забывать, что это был 1968 год». Состав ансамбля к концу этого года был такой: Дос (саксофон, ионика), Мурат (соло-гитара, вокал), Мейр (ритм-гитара, вокал), Сага (бас-гитара), Юра (ударник). Ребята стали добрыми друзьями и их стали называть «Досами» (не только потому, что руководителем был Дос).

     В ансамбле появились и солисты — Усмадияр Маканов, Курманай (Катя) Ажибаева и Дарига (Дарико) Турсынова. Усмадияр, доцент кафедры общей химии политехнического института, обладал прекрасными вокальными данными и с удовольствием пел со своими студентами. Он говорил, что если  химия его хлеб, то музыка — воздух. Катя, студентка Женского педагогического института им. Абая (ЖенПИ), солистка институтского квартета «Айгуль», была уже лауреатом всесоюзного телеконкурса. Очарованные на одном концерте глубоким, сочным меццо-сопрано Курманай, ребята пригласили ее в свой ансамбль. Присутствие девушки украсило коллектив, ее очень редкий красивый низкий тембр замечательно слился с их мужскими голосами. Через 3 года Катя вышла замуж за Шарипа, поменяла фамилию, и зрители навсегда запомнили ее как Курманай Омарову. Дарико осталась в памяти многочисленных зрителей как исполнительница песни Ш.Калдаякова «Бәріненде сен сұлу».

     Ребята часто выступали в составе агитбригады КазПТИ [3], [4], в городских конкурсах художественной  самодеятельности [5], начали давать уже и сольные концерты. На выступлениях «Дос-Мукасана» всегда был аншлаг. Музыканты завоевывали симпатию зрителей оригинальным, ни на кого не похожим, исполнением, душевным подъемом и вдохновением. А за всем этим стояли обязательные каждодневные многочасовые репетиции, шлифующие мастерство исполнения. На втором этаже здания КазПТИ по Сатпаева 22 в маленькой комнате у актового зала допоздна горели лампы. Оттуда доносились звуки барабанов, гитар, домбр. Ребята спешили переступить порог этой тесной комнатушки, заваленной музыкальными инструментами, концертными костюмами, кипами нотных листов, и окунуться в мир Искусства. На репетиции у всех были сосредоточенные и серьезные лица, творческий настрой. Ни одно предложение не оставалось без внимания, обсуждалось и, если устраивало, принималось. У ребят было непреодолимое желание общаться, искать и находить что-то новое в себе и в друзьях.

     Успехи окрылили и заставили совершенствоваться. Тайно слушали «Голос Америки», доставали пластинки и магнитофонные записи гремевших в то время зарубежных групп «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Дип Пеппл» и других, которые в то время в нашей стране были под строжайшим запретом. Ребята анализировали инструментальный сосав, перенимали принципы аранжировки, гармонии, разложения на голоса, усваивали приемы и формы исполнения, но ничего не «слизывали». «Досы» знакомились со специальными музыкальными изданиями, собирали материал о новинках музыкальной аппаратуры. Стоило все это безумно дорого. Например, цена пластинки доходила до 400 рублей, магнитофонная запись стоила 50 рублей, профессиональная бас-гитара болгарской фирмы «Орфей» — 500, столько же стоил самый дешевый саксофон. Как купить все это на студенческую стипендию в 37 рублей? Изворачивались, как могли — просили деньги у родителей, работали разнорабочими. Позже стали зарабатывать выступлениями на свадьбах, тоях, где платили довольно щедро (по 8-12 рублей за вечер). Однако, купить электронные инструменты было еще труднее, чем заработать на них. Они оказались под таким же запретом, как рок, «Битлз», Высоцкий. Электрогитара и саксофон  сами по себе уже были пропагандой западного искусства. Помогла профессия. В институтской лаборатории ребята своими руками собирали усилители, различные приставки для улучшения звука, адаптеры, ревербираторы, фуззы, микрофоны. Подсоединяли гитары и допотопные микрофоны к старым радиоприемникам, используя их в качестве усилителей, создавали свои электрические музыкальные инструменты. Чтобы вынести, установить и настроить на сцене эту громоздкую музыкальную аппаратуру весом в 800 кг с множеством различных шнуров, адаптеров, вилок и соединений уходило около полутора часов. И хотя все хрипело, свистело и дребезжало, это уже были новые ритмы, новые звуки и новые возможности. 

И хотя все хрипело, свистело и дребезжало, это были уже новые ритмы, новые звуки и новые возможности.

     Осенью 1968 года Хамиту удалось пробить 2 комнаты в общежитии №1 факультета АиВТ и организовать там студенческий клуб «Самал», который стал постоянным местом встречи с ансамблем. Кандидатуру Доса, избранного президентом клуба, утверждали даже на ректорате института – все было под контролем. В «Самале» можно было поговорить, поспорить, потанцевать, послушать музыку. Разработали устав, один из пунктов которого гласил: «Все члены клуба на наших вечерах могут веселиться от всей души, петь и плясать не жалея каблуков. А группа «Дос-Мукасан» сыграет вам все, что попросите» [6] . «Самал» пользовался большой популярностью. Многие приходили сюда специально для встречи с «Досами». Так постепенно ансамбль завоевывал все более широкую аудиторию.

     А в 1969 году ребята заняли первое место в телевизионном конкурсе ведущих самодеятельных коллективов города и получили приз горкома комсомола. Летом того же года ансамбль политехников победил уже на международном уровне — на фестивале песен в интернациональном молодежном лагере на берегу Дуная, организованном Будапештским радио. Ребята выступали вместе с арабскими, индийскими, болгарскими, чешскими, английскими и польскими студентами и получили звание лауреата Международного конкурса эстрадных песен Венгрии «Золотые гитары». Это были первые зарубежные выступления ансамбля. Правда, поездку в Венгрию нельзя было назвать чисто музыкальным турне. Ребята отправились в дружественную страну в составе интернационального студенческого строительного отряда (ССО), а заодно продолжили свою концертную деятельность [7]

     Юноши и девушки, студенчество, да и огромная часть старшего поколения сразу приняли ансамбль и полюбили его. Сложнее обстояло дело с представителями «властных» структур. Претензий было много: не нравилось название ансамбля – какое-то не казахское, не комсомольское, раздражали электрогитары и особенно «буржуазный» саксофон. Руководство института очень настороженно, с опаской следило за развитием коллектива, боясь отрицательной реакции вышестоящих организаций. Первые концерты посещали только комсомольские лидеры и докладывали о них в партком и ректорат. Боялись, вызовут в горком партии или повыше и скажут, что воспитательная работа в институте запущена, активно пропагандируется западное буржуазное искусство! Ребята буквально балансировали на лезвии бритвы: шаг влево — обвинят в национализме, шаг вправо — в преклонении буржуазной культуре. Поэтому к подбору репертуара  относились особенно тщательно. Доса, как руководителя, неоднократно вызывали  и в партийные и в комсомольские органы. Много терпения, выдержки и дипломатии понадобилось ему, чтобы отстоять свое детище.  

Ребята буквально балансировали на лезвии бритвы: шаг влево — обвинят в национализме, шаг вправо — в преклонении буржуазной культуре.

     С ростом авторитета коллектива менялось и отношение к нему руководства института. Теперь уже говорили, что «Дос-Мукасан» — это гордость политеха. Ректор, Ашим Курамбаевич Омаров, и секретарь  партийного комитета, Досмухамед Кшибеков, организовали помощь ребятам — купили новые инструменты, подарили сценические костюмы. Осенью 1968 года назначили куратора ансамбля от парткома института — Турсуна Омаровича Салибаева, заведующего кафедрой химии. О лучшем кураторе нельзя было и мечтать! Турсеке любил искусство, понимал его, сам хорошо пел. Он по-отечески заботился о ребятах, вдохновлял, промоутировал их, радуясь, как ребенок, каждому успеху. Знаменитая казахская певица Жамал Омарова, родная сестра Турсуна Омаровича, возмущалась: «Куда ни пойдем с ним (можно только догадываться в каком кругу вращалась народная артистка) он там слова никому не дает сказать, заливается соловьём про свой «Дос-Мукасан». Какой там «Битлз» — шмитлз, кто такие вообще? Вот «Дос-Мукасаааан» — это да-а-а!». Невзирая на возраст, он проводил с ребятами дни и ночи и во время репетиций, и во время выездных концертов. Часто приводил их к себе домой, и они мгновенно опустошали его холодильник. Турсеке заботился и о покупке новых инструментов, и о приобретении сценических костюмов, и, вообще, решал их каждодневные проблемы. Именно со слов Турсуна Омаровича в ректорате и парткоме института знали обо всех достижениях и трудностях ансамбля. С его легкой руки «Досов» стали называть кумирами современной молодежи, а сами ребята называли называли Турсеке своим духовным отцом. 

     В ансамбле происходили изменения. В 1968 году Камит, который много сделал для создания и становления ансамбля, окончил институт, был назначен секретарем комитета комсомола КазПТИ и все меньше времени проводил с ребятами. Усмадияр, занятый на работе, также не всегда мог участвовать в концертных программах и, тем более, выезжать на гастроли. Осенью 1969 г. бас-гитариста Сагу, который по семейным обстоятельствам уехал из Алма-Аты , заменил Шарип.  Он учился с ребятами с первого курса, знал весь репертуар ансамбля и в кровь разбивал пальцы, разучивая пассажи на гитаре. Уже давно выступал с ансамблем иллюзионист Кудайберген (Коля) Буктуков, студент горного факультета. Он заполнял паузы на концертах, показывая непростые фокусы. В частности в его программе был сложный трюк с распиливанием тела его маленькой дочки Раушан, помещенной в ящик. Позже Коля стал вести концерты группы, как конферансье. В его программе были стихи и фельетоны, скетчи и анекдоты. С удовольствием вошел в коллектив Алтынбек Умбетов, переведенный в политех из Тамбовского вуза. Казахские кюи в его виртуозном исполнении на домбре завораживали слушателей и придавали национальную окраску концертам «Досов». Алтынбек был заядлым битломаном и имел практически все записи «звездной» группы. Для управления на концертах «Дос-Мукасана» уже достаточно сложной электронной аппаратурой был принят звукорежиссер Елшибек Джакашев.

    Ребята быстро поняли: чтобы выделиться из массы, стать «музыкальным событием» и иметь свое лицо надо искать что-то новое. В ритмах и мелодиях ливерпульской четверки «Досы» услышали главное — народные мотивы, старинные песни, баллады, исполненные современным музыкальным языком, и решили взяться за казахский фольклор. Трудность заключалась в том, что ритмический рисунок казахских песен чрезвычайно сложен. «Считалось, что аранжировать народные песни для исполнения на электронных инструментах практически невозможно. Но ребята из «Дос-Мукасана» с этим справились» — отметила Бибигуль Тулегенова, народная артистка СССР.  Кроме того вокально-инструментальный жанр предполагает одновременную игру на инструментах и пение на несколько голосов в группе, в ансамбле. Но все казахские песни были одноголосными произведениями (образ жизни степняков наложил на них свой отпечаток). Поэтому до начала 30-х годов прошлого столетия, до появления опер «Кыз-Жибек», «Баян-сулу», «Абай» считалось, что многоголосие чуждо казахскому песнопению. Даже в сборнике «1000 песен», любовно собранных по всей Степи композитором А.Затаевичем, все они изложены, как одноголосые, т.е. для сольного пения.      

Ансамбль быстро прошел этап «перепевок» советских шлягеров и взялся за казахский фольклор.

Музыкально грамотный Дос и Мурат, хорошо чувствующий тонкости национального песнопения, бережно перенесли на электроинструменты мелодии таких уже известных песен, как «Қарлығаш» А.Жубанова, «Жыр жазамын жүрегiмнен» Г.Жубановой, «Шофер келді қырманға» С.Мухамеджанова и другие. Они улучшили их певучесть, отточили музыкальные грани, одноголосные песни стали многоголосными и исполнялись под электрогитару, саксофон и ударные инструменты. Ребята нашли свой творческий путь, определили свое главное направление – обработка казахских народных песен и мелодий. Постепенно выработали свой «досмукасановский» стиль исполнения, Они первыми  соединили старинные песенные традиции с музыкой в стиле «рок». И это была их «фишка». Может быть, не все они делали правильно, и можно было сделать лучше, но тогда они были единственными. Позже напишут, что «Дос-Мукасан» явился предвестником независимости Казахстана, и еще в советское время неосознанно начал работу по пробуждению национального самосознания своего народа. В те годы треть населения нашей республики (да и всех республик СССР) вообще не знала родного языка, обучение и делопроизводство велись на русском языке, даже все казахские имена переделывались на похожие русские. «Досы» повернули казахов к своим истокам, помогли казахской молодежи осознать себя представителями и потомками народа с богатым музыкальным наследием, которое не кануло в Лету, а трансформировалось. Они разбудили и воспитали в молодежи чувства патриотизма и национального достоинства. Пройдя через века, песни предков примерили на себя ритмы семидесятых и оказались более чем востребованными.

«Досы» повернули казахов к своим истокам, помогли казахской молодежи осознать себя представителями и потомками народа с богатым музыкальным наследием, которое не кануло в Лету, а трансформировалось.

      Кроме аранжировки народных песен ребята стали сочинять свои. Их первые творения — «Ғашықпын» Доса  и «Әсем жұлдыз» Мурата. Текст к ним написал их сокурсник Улыкпан Сыдыков, возглавлявший в институте клуб молодых поэтов «Бәйшешек». Эти песни — первые пробы совместной работы начинающего поэта и начинающих композиторов. Потом появятся и другие, написанные в соавторстве с Улыкпаном. Он давно уже дружил с «Досами», писал о них статьи в институтской газете «За инженерные кадры», был ведущим концертов (потом его сменил Коля). Поэтому Улыкпана можно считать полноправным членом «Дос-Мукасана».

     Таким образом, ансамбль очень быстро вырос и превратился в крупный коллектив с сильным лидером, несколькими солистами, собственным поэтом, мастером оригинального жанра, звукорежиссером и конферансье. В нем собрались талантливые, целеустремленные, психологически совместимые ребята, ответственные и дисциплинированные. Добавление в репертуар группы казахского фольклора и песен собственного сочинения  открыло ей путь к признанию. Теперь уже, как говорят математики, необходимых условий для успеха стало достаточно. Коллектив выделился из массы, обрел свое лицо, стал узнаваемым и очень востребованным.

 1. Б.Джумадилов «Как все началось»

2. Наш. корр. «Спасибо за настроение автоматчики»

3. У.Сыдыков «Дос-Мукасан гастролирует»

4. Заметка в газете «Огни Алатау»

5. Программа праздничного концерта, посвященного дню 8 марта

6. Ю.Жуков «Самал — свежий ветерок»

7. С. Утегенов «Дос-Мукасан»

8. Д.Кшибеков «Как появился «Дос-Мукасан»»