Д.Сулеев, У.Сыдыков «Скучаю по тебе, друг мой…»

30 августа, 1995 года

image001image002

В суете и нескончаемой беготне ежедневного труда мы не замечаем, как быстро проходит время. Особенно в наши, достаточно сложные дни, когда проблемы «мирской суеты» отодвигают наше духовное уединение и «нет времени оглянуться назад».

Однако, наступает момент, когда человек останавливается среди суеты и, будто спохватившись, устремляет свой взор в прошлое. Это ощущается при торжествах по случаю завершения каких-либо дел, невольно трубующих осознания исторических этапов, или при проведении семейных мероприятий. И особенно остро эти моменты возникают, когда приходится терять своих близких, родных, когда душа сжимается от боли невосполнимой утраты и жизнь, как кадры, выстраивается перед глазами. Тогда приходит осознание ценности жизни, ее быстротечности и ненужной суетливости. И приходит понимание правоты вечной мудрости, что «ушедшему глаза закрывает живой, а живому глаза открывает ушедший».

Ровно год назад, оплакивая Курманай Омарову – любимую певицу казахского народа, безвременно ушедшую в иной мир, мы испытали эти же чувства…

Мы – это поколение, родившееся в конце 40-х – начале 50-х годов, в семьях, переживших войну, окрыленных победой над врагом, и только начинающих приходить в себя. В школу пошли в хрущевскую «оттепель». Наше сознание было пропитано верой в то, что в течение 20 лет мы достигнем коммунизма. Возможно, поэтому наши сверстники были мечтателями, верили в светлое будущее, верили, что им все по плечу. Наши стремления были амбициозными, жизнеутверждающими. Желание все познать и безумная вера в то, что нет ничего невозможного, приводили нас в мир науки и искусства. Наиболее талантливые из нашей среды выделялись и становились объектом внимания народа. Некоторых из них смерть безжалостно вырвала из наших рядов еще в молодые годы. Боль утраты сжимает грудь при воспоминании о безвременно ушедших Кеншилике Мырзабекове, Сагате Ашимбаеве, Жанибеке Карменове, Усенбеке Куанышбаеве. И среди них Курманай Омарова.

Когда речь заходит о Курманай, то в сознании возникает мир певческого искусства казахского народа, его духовный мир. И в памяти людей неизменно всплывает вокально-инструментальный ансамбль «Дос-Мукасан». Возникший как звезда в беззвездном ночном небе конца 60-х – начала 70-х годов, он поразил слушателей новизной своего пути в искусстве, неповторимой, своеобразной, свойственной только ему манерой исполнения, и был единодушно принят всем народом. Путь певицы Курманай невозможно представить без ВИА «Дос-Мукасан», равно как и «Дос-Мукасан» без Курманай.

Зимой 1968 года наш ансамбль был уже практически сформированным коллективом, с «узнаваемым лицом». В один из тех дней в зоотехническом ветеринарном институте проводилось какое-то мероприятие, после которого был дан концерт. На сцене в основном выступали студентки Женского педагогического института. Мы сидели в зрительном зале. И вдруг на сцену вышла симпатичная смуглая девушка с большими игривыми черными глазами. Она исполнила популярную в то время болгарскую песню из репертуара известной певицы Лилии Ивановой. Зал был очарован очень редким для казахов грудным, многоцветным голосом, наполненным божественной чистотой. Поразило глубокое понимание ею самого музыкального произведения и его проникновенное исполнение. Раздались внушительные аплодисменты. Не дожидаясь конца, мы помчались за кулисы. Состоялось первое знакомство. Курманай Ажибаева родилась в простой многодетной семье в Актюбинской области. Студентка второго курса филфака ЖенПИ. Она пригласила нас на концерт, состоявшийся вскоре в ее институте. И вновь мы стали свидетелями неразгаданной тайны чарующего божественного голоса. Мы предложили Курманай войти в состав нашего ансамбля, и она стала первой сольной исполнительницей ВИА «Дос-Мукасан». Благодаря открытому коммуникабельному характеру она сразу нашла с нами общий язык и стала одной из тех, с кем ансамбль начинал первые шаги нелегкого пути в непростое будущее. Нежная, чувствительная, неутомимая Курманай, энергичная и на репетициях, и на гастролях, разделяла с нами все тяготы и бытовые неурядицы тех лет. Казалось, она относилась ко всем одинаково. Мы и не заметили, как с Шарапом, самым высоким из нас и самым симпатичным, у нее закрутился роман. Через некоторое время они создали семью.

В 1971 году по направлению ЛКСМ Казахстана мы гастролировали на известной тогда всесоюзной стройке – Нурекской ГЭС в Таджикистане. В составе концертной группы были знаменитые представители искусства – Ескендир Хасангалиев и Нургали Нусупжанов. В поездке мы услышали о новой песне Ескендира Хасангалиева «Сагындым сені» («Я тоскую по тебе»), которую еще никто не исполнял. Казалось, что автор сам как-то ревностно относился к ней и не мог доверить ее случайному исполнителю. Если бы вы видели наше состояние, когда Курманай буквально за пол-дня разучили эту песню и исполнила перед Есекен и Нурага! Ескендир, тронутый до глубины души, встал и со слезами на глазах поцеловал девушку в лоб. Песня так и вышла в эфир в исполнении Курманай и распространилась среди народа. До сих пор мы не знаем другого исполнителя, который бы так проникновенно, музыкально грамотно, многоцветно исполнял эту песню! Для Курманай она была самой любимой. 26 декабря 1992года на концерте, названном  «Сагындым сені», который мы проводили во Дворце Республики в честь 25-летия ансамбля, Курманай исполнила эту песню удивительно проникновенно, с каким-то особым вдохновением. Это ее выступление было последним. И теперь мы сами с тоской говорим ей – «Сагындым сені»…

Поклонники, конечно, помнят неповторимое исполнение Курманай еще одной ее любимой песни «Жан досым».

После того, как ВИА «Дос-Мукасан» стал лауреатом Всемирного фестиваля молодежи и студентгов (1973г.), обладателем премии ЛКСМ Казахстана (1974г.) он уже не мог существовать, как самодеятельный и должен был перейти на профессиональную сцену при Казахконцерте. Для всех нас, участников, наступил период, когда нужно было определиться в жизни. Курманай осталась работать педагогом в КазПТИ, Шарип посвятил себя партийной деятельности. Я поступил в аспирантуру и уехал в Москву. Руководителем ансамбля стал Мурат. Тяжело было расставаться с друзьями, с которыми рядом столько лет жил, трудился, мечтал. Этому посвящена моя песня «Жан досым», написанная специально для Курманай. Ее исполнение было лучшей наградой для автора. Мое состояние можно понять, только пережив его. А что чувствовала Курманай в момент исполнения? Ее лучистые глаза и полный любви к жизни голос… «На жизнь смотрю искрящимися глазами из распахнутых окон души». Эти слова акына Касыма невольно приходят на ум и становятся ощутимыми, осязаемыми. В последние годы при исполнении этой песни в голосе Курманай звучали какие-то новые едва уловимые нотки. Будто она предчувствовала, что навеки прощается со всеми…

Свадьба Курманай и Шарипа состоялась в Алматы 3 июля 1971 года и затем продолжилась на родине в ауле. В тот момент «Дос-Мукасан» был уже достаточно известным и популярным, а его песня «Той жыры» обязательно исполнялась на всех свадьбах. На казахском телевидении снимался фильм об ансамбле. Молодоженам предложили снять их свадьбу  под песню «Той жыры». Так и сделали. И хотя эта песня была подарком от авторов статьи Мурату и Сабире, теперь нам кажется, что она посвящена Курманай и Шарипу.

Курманай была щедрой натурой с открытой душой и добрым характером. Ничего не жалела для своих друзей, была прямой и искренней в дружбе, всем желала добра. Возможно, поэтому она была любимицей народа, авторитетным педагогом, уважаемой среди родных и близких. В семье Шарипа и Курманай раститу две дочери Аида и Дана. В поисках своего пути в искусстве они идут по стопам родителей.

Певец Касым умер в таком же возрасте, как и Курманай. В годовщину его смерти Абдильда Тажибаев написал строки, которые мы можем в полной мере переадресовать и Курманай:

Год прошел, как перестало биться сердце певца.

Мы же много раз говорим в память о нем.

Досым СУЛЕЕВ,

Проректор алматинского энергетического института,

профессор.

Улыкпан СЫДЫКОВ,

Заведующий кафедрой КазНТУ,

Профессор

Перевод Джамили Сатыбалдиевой