Гастроли

     Гастрольный график “Дос-Мукасана” тоже был достаточно плотным. Ансамбль совершил турне по Балтийскому морю, где успешно выступил перед моряками Ленинграда и Кронштадта, дал несколько концертов в Харькове и везде был тепло встречен любителями эстрады [9]. В марте 1971 г. в составе делегации ЦК ЛКСМ  Казахстана ансамбль посетил Всесоюзную ударную комсомольскую стройку Нурекской ГЭС   в Таджикистане. Возглавлял делегацию секретарь горкома партии М. Чорманов. В составе, кроме “Досов”, были Надежда Лушникова, поэтесса, пишущая по-казахски, Нургали Нусипжанов, Ескендир Хасангалиев, лауреаты премии Ленинского комсомола Казахстана [10]. В том же году ансамбль участвовал в Декаде казахской литературы и искусства в Узбекистане. Тогда впервые в программу концертов были включены самодеятельные коллективы республики.

     Поздней осенью 1971 г. в составе делегации ЦК ЛКСМ Казахстана ансамбль гастролировал в Польской народной республике [10]. 14 незабываемых дней ребята выступали в Варшаве, в Кракове, Познани, Вроцлаве, Гданьске, посетили в Варшаве еврейское гетто, концлагерь в Майданеке. Особенно запомнился им курьез, который произошел при исполнении казахской народной песни «Сұлу қыз». Как только зазвучали первые аккорды, зрители подхватили друг друга под локти и стали раскачиваться в такт песни, подпевать. Затем несколько парней и девушек выскочили на сцену и запели по-польски. Допевали песню вместе. Оказалось, что польская народная песня «Шла дэвэчка до лэсэчка» так понравилась народной артистке СССР Розе Баглановой, побывавшей несколько ранее в Польше, что она включила ее в свой репертуар, предварительно попросив наших поэтов-песенников перевести ее на казахский язык. Песню стали петь повсюду, и молодые досмукасановцы посчитали ее казахской народной песней. Теперь «Досы» объявляют ее как народную польско-казахскую.

     В мае 1972 г.  молодежные коллективы “Дос-Мукасан” и “Айгуль” представляли казахское национальное искусство во Франции. Вначале поездка чуть не сорвалась, потому что “компетентные” органы почему-то не выпустили за границу главного гитариста и солиста Мурата. Как выяснилось позже, за простую переписку с француженкой.

Традиционный музыкальный молодежный фестиваль, на который они и приехали, проводили в 30 км от Парижа в парке Монтрё. На огромной сцене, сооруженной в центре парка, делегации 15 стран показывали свое мастерство. Вокруг ходили, сидели, лежали на траве, танцевали и пели молодые люди самых разных национальностей. Выступали «Досы» где-то в начале концерта. Самим ребятам их выступление совсем не понравилось. Очень сказывалось отсутствие Мурата, да и несыгранность ансамбля так и выпирала. Но, видимо, со стороны вся эта сырость звучания, ритмическая анархия были не заметны. Кроме того,  мелодичное звучание народных инструментов домбры и шанкобыза, которыми ребята обогатили инструментальную базу, покорило зарубежную публику [1], [11], [12].

     Непрерывные репетиции даже в автобусе при дальних переездах улучшили  результаты. Дальнейшие выступления в Дижоне, Лионе, Гренобле доказали, что «Дос-Мукасан» даже не в полном составе все-таки «Дос-Мукасан». Кстати, позже в Минске случится подобная ситуация, когда ансамбль завоюет звание лауреата без своего ведущего солиста Бахыта. Долго потом ребята вспоминали Париж, его Версальский Дворец, Собор Нотр-Дам, Эйфелеву башню, Лувр. В Гренобле их поразил антисоветский плакат – «Красная зараза наступает на запад». Побывали они и в самом злачном месте Парижа – на улице Пляс Пигаль [13]. Общались друг с другом только по-казахски, чтобы скрыть свою принадлежность к стране, где секса нет. Но зазывалы безошибочно заговаривали с ними по-русски, приглашая в свой рай. Бахыта, самого компактного, подхватив под белы ручки, чуть не утащили в какой-то бордель. Ребята отбили. А может зря?

     Из каждой заграничной поездки «Досы» жуткой контрабандой привозили заветный «винил». В Париже им очень помогла руководитель группы Лидия Огурцова из ЦК ВЛКСМ. «Я знаю, что вы купили пластинки», – сказала она. «Сложите их все в один «дипломат» и передайте нашему сотруднику (она назвала его фамилию), на таможне его не проверят». Так, «малой кровью» они привезли «Роллингов», «Лед Зеппелин», «Пинк Флойд» и, конечно, «Битлов». Только так они могли приобщиться к мировому року, и соответствовать тому уровню музыки, что образовался к 70-м годам.

     По дороге домой задержались на несколько дней в Москве. По многочисленным просьбам казахской диаспоры выступили в концертном зале МГУ им. М.В.Ломоносова. Принимали их на «ура», чувствовалось, что зрители скучают по казахским песням.