Б.Джумадилов «Как все началось»

image001

А начиналось всё так просто. В далёком 1967 году в Казахском политехническом институте (КазПТИ) создавались ССО — студенческие строительные отряды. Это было массовое движение молодёжи, жаждавшей применить свою силу и умение на благо народа, ну и, что немаловажно, за лето подзаработать деньжат. Один из таких отрядов — интернациональный, попал в колхоз им. Торайгырова, что на павлодарщине. В отряд, помимо студентов КазПТИ им. Ленина, вошли студенты из Венгерской Народной Республики.

По разнарядке им было поручено построить в колхозе прямо на берегу озера Баян-аул три жилых дома и клуб. Когда замаячили стены клуба, и обозначилась сцена, естественно подумалось о предстоящем торжественном открытии данного культурного заведения. Как водится, с оркестром, тушем и перерезанием пурпурной ленты. Посему по вечерам, втайне ото всех, ребята стали репетировать концертную программу. Были две простые 7-струнные гитары, пионерский барабан и старенький аккордеон. Два гитариста (Хамит и Мурат), барабанщик и аккордеонист — ну чем не ансамбль! Закипела их ночная смена — ежедневные, вернее еженощные репетиции. День «Х» приближался неумолимо. Здание клуба уже высилось над селом, привлекая внимание аульчан. Оставалось только доделать проводку, да еще кое-что по мелочи.

День открытия — праздничный день. Прибыло почти все руководство района и сопровождающие в таких случаях люди. Все — в черных костюмах и галстуках. Да и ССО-шники тоже не промах — вырядились в новенькие униформы, вычистили ботинки. А девочки … Словом — праздник. Районное начальство пробубнило что-то про молодое поколение, заветы партии и «спасибо за доблестный труд». Грянули аплодисменты и скрипучими ножницами ленточку ту, все-таки перерезали. Народ хлынул в зрительный зал, спеша занять места на длинных не то лавках, не то скамейках. Кое-кто из догадливых зрителей своё место принёс сам. «Начинаем торжественный концерт, посвящённый пуску в действие … Кхе, кхе! Открытию клуба нашего колхоза!» — объявил председатель партийного комитета тов.К.Аубакиров. Аплодисменты. В начале концерта выступала местная художественная самодеятельность — кюй на домбре, танец «Камажай», да песня под домбру — весь дежурный репертуар. За сценой в это время ­ажиотаж! Как всегда — никто не знает, кто за кем выступает. Наш квартет, едва дыша, ловит каждую паузу, каждую фразу ведущего. И вот, наконец! «Выступает оркестр (!!)студентов КазПТИ».

Как вышли на сцену, как спели и, самое главное — что пели, никто из них не помнит! Но пели, видимо неплохо. Потому что зрители неистовствовали. Шквал аплодисментов и крики «Ма-лад-цы-ы-ы!» долго ещё стоял в ушах участников того вечера. Однокурсники и члены стройотряда по очереди подходили, пожимали каждому руку и благодарили. Особенно были удивлены студенты из Венгрии. «Какие у вас красивые песни! Как вы поёте классно!» — говорили они. Командир вeнгpoв Янош по такому случаю подарил значок и вымпел своего отряда. И добавил: «Неплохо вы поработали. Но если захотите — вы сможете выступать на большой сцене этим составом — так слаженно и мило всё звучало! Да! Кстати! Мы и название будущего коллектива придумали — ДОСМУКАСАН». «Досмукасан?» ­переспросил и ребята. «Как переводиться?»

Янош заулыбался: «Да никак! Просто — ДОСМУКАСАН! ДОС — Досым, МУ — Мурат, ХА — Хамит и САН, извини Александр, это из твоего имени.

ДОСМУКАСАН … Дос-Мукасан? А почему нет? Тем более в те годы появилась и гремела вовсю группа «Лос-Мехиканос». Неправда ли, звучит похоже?

В сентябре того же года ребята впервые выступили на «большой» сцене — сцене родного института. Это было нечто!! Переполненный зал стоя скандировал: «Дос-Мукасан! Дос-Мукасан!!» Пришлось выходить на поклон второй раз, третий.