Ш. Омаров: «Источником вдохновения для нас была народная музыка»

Вечерняя Астана                                           декабрь, 2000

image001

«Дос-Мукасан» — память  пробуждается радужным вихрем ностальгических воспоминаний об Алматы 60-х, об ушедшей обманчиво-благостной эпохе, об иллюзиях юности, о чарующих мелодиях прошлых лет. Песни ансамбля стали своего рода знаковым символом уходящего века, нематериальным свидетельством истории становления современной отечественной культуры. Они навечно вошли в «золотой фонд» казахстанской эстрады, сроднились с сознанием каждого жителя нашей республики и стали подлинно народными.

В чем же секрет этих простых и безыскусных песен? Что обусловило, возникновение этого феномена казахстанской культуры? Об этом мы беседуем с человеком, чья жизнь неразрывно связана с ВИА «Дос-Мyкасан», с неподражаемым бас-гитаристом группы «первого призыва», а ныне депутатом Парламента Республики, Председателем Комитета по международным делам, обороне и безопасности Maжилиса Парламента РК Шарипом ОМАРОВЫМ. … .

 — Шарип Омарович, так с чего же все началось? Как родилась идея создания ансамбля?

 — С чего началось? Я думаю, с воли Всевышнего. Я и сейчас искренне верю в то, что без Божьего провидения здесь не обошлось. А иначе чем объяснить то, что мы, именно мы, собрались в одном месте и в одно время — все мы жили в одной «общаге», учились на одном курсе. Тогда мы — студенты факультета автоматики и вычислительной техники Алматинского «политеха» — были поголовно увлечены музыкой «Битлз». Шел постоянный культурный обмен: в то время музыка была единственным способом преодоления «железного занавеса», приобщения к современной зарубежной музыкальной культуре. И, конечно же, поскольку все мы были родом из сел различных регионов республики, мы пели песни родных мест, те самые песни, что напевали нам матери у наших колыбелей. Мы были молоды, почти дети, и светлые воспоминания детства еще не потеряли первозданную свежесть. И, конечно же, Алматы, один из самых прекрасных городов на планете, обладающий живительной аурой, будил в нас струны творчества. Вообще, 60-е годы были временем, проникнутым духом романтики, творчества, какой-то всеобщей влюбленности, и мы, дети своего времени, не могли быть иными. Талант, музыка, живопись, поэзия были в это время спутниками молодежи. Я лишь хочу сказать, что идея создания нового ансамбля постепенно вызревала в наших сердцах, которые были обуяны жаждой творческого самовыражения. Мощным стимулам для развития этой идеи послужила наша поездка летом 1967 гада в Баянаульский район Павлодарскай области в составе студенческого стройотряда. Здесь мы познакомились с венгерскими студентами, трудились с ними бок о бок. А по вечерам загорался огонь костра, и гитара шла па кругу. Мы пели свои песни, они свои. А поскольку венгры-мадьяры были сродни нам не только по студенческому братству, но и культурными традициями (как известно, наши народы имеют одних предков-тюрков), единодушие воцарилось полное. И, конечно же, сплотила нас любовь к песням «Ливерпульской четверки». Вот тогда-то мы и решили, что ансамблю быть. Тогда же и возникла идея назвать наш ансамбль «Дос-Мукасан», по первым слогам имен его участников. Ее нам подсказали друзья-венгры.

 — Приехав, вы сразу создали ансамбль …

— Ну, это только в сказках бывает сразу. Предстояла долгая и очень трудная работа. Не было ничего, ни инструментов, ни нот, вообще ничего. Один только безоглядный энтузиазм юности и — прочные навыки студентов «политеха». Все мы были отличниками, и любой, даже самый сложный прибор могли собрать с закрытыми глазами. Самостоятельно в институтской лаборатории собрали усилитель и динамик. Потом стали студенческим «методом тыка» переделывать обычные гитары под электро. Более серьезная, профессиональная аппаратура появилась позже.

— А когда пришел первый успех?

— Своеобразная «презентация» нашего ВИА произошла осенью 1967 года на институтским фестивале художественной самодеятельности. Эта был наш первый выход к широкой публике. Аншлаг был полный! После первых двух песен публика уже не захотела нас отпускать. Шквал аплодисментов, море цветов, дружное требование «на бис». Первый успех не только окрылил, но и заставил задуматься над необходимостью совершенствования. Стали знакомиться с периодическими специальными музыкальными изданиями, собирали материал о новинках музыкальной аппаратуры. Конечно, стоило это все безумно дорого! Помню первую свою профессиональную бас-гитару производства болгарской фирмы «Орфей». Она была похожа на гитару одного из «битлов», Пола Маккартни, и стоила целое состояние — 500 рублей. У меня стипендия была сорок с копейками …

— И какой нашли выход?

— Изворачивались, как могли, вагоны разгружали, нанимались сторожами. А потом нас стали частенько зазывать на свадьбы: играть гостям и молодоженам. Платили по тем временам щедро — по 8-12 рублей. Это и помогло создать своеобразный «фонд» и поднакопить деньжат для покупки новой аппаратуры. Ну, а кроме того, я был и, кстати, остаюсь и поныне страстным футболистом. В молодости я подавал большие надежды. Уже тогда меня приглашали играть в престижные клубы мастеров, платили за это хорошо. Так что гитара у меня появилась, и это, конечно, было чудом.

— А когда к вам пришло понимание, что вы уже состоявшийся профессиональный ансамбль?

 — В Казахстане мы за короткий срок стали группой № 1. И это при том, что на эстраде уже были и другие ВИА. Успех предопределило то, что мы не пошли путем подражательства, а остались верны своему раз и навсегда выбранному стилю. Мы стали пионерами современной казахской эстрады, предложив слушателям народные песни в оригинальной аранжировке на электроинструментах. При этом нам удалась очень тонко определить ту меруосовременивания, определить ту грань, которую ни в коем случае нельзя переходить. Источник нашего вдохновения — национальная музыкальная культура, поэзия и родной язык — остался незамутненным. Дома мы пользовались поистине всенародной любовью. В других же республиках по достоинству оценили и самобытность, и индивидуальность группы, ее свой, ни на кого не похожий стиль исполнения, основой которого, опять-таки, является проникновенная казахская лирика. На стыке культур наша песня вновь заиграла новой гранью. Подлинным триумфам для нас стал Всесоюзный конкурс артистов эстрады, прошедший в 1973 году в Минске. Здесь нас принимали как родных! Нельзя славами передать атмосферу зрительного зала, какая-та особая аура! Очень трогательно была наблюдать, как зрители, по сути не зная слов, хором подхватывали мелодии песен. Первое место мы уступили «Песнярам», но оставили позади таких признанных лидеров, как ВИА «Девчата» и «Самоцветы». Тогда же мы удостоились похвалы настоящего Мастера — Александры Пахмутовой, получив из ее рук приз за лучшую аранжировку советской песни. Чуть позже, на Всемирном фестивале молодежи в Берлине, мы вновь были отмечены судьбой, жюри и зрителями. Вместе с теми же «Песнярами» мы стали лауреатами. Если учесть, что на фестиваль приехали музыканты из 160 стран, то станет понятно, какой груз ответственности на нас обрушился. Мы ведь представляли не просто СССР, а свою родину — Казахстан.

— Это было в 7З-ем, а через год групп изменила свой состав. Почему?

— Нет здесь никаких тайн. Все объясняется предельно просто — мы повзрослели, стали входить в пору зрелости. И пришла пора решать: либо всем вместе уйти на сцену и заниматься эстрадой профессионально, либо идти другим жизненным путем. В это время мы все были уже преподавателями вузов, аспирантами. Скажу честно, лично для меня эта был очень нелегкий выбор. Но мы решили все честно, не тая обид друг на друга. Даже после выхода из ансамбля, каждый из нас душой остался с «Дос-Мукасаном». Впрочем, я еще играл в ансамбле некоторое время, но уже за сценой …

— Почему — за сценой?!

— Видите ли, я в это время работал секретарем Алма-атинского городского комитета комсомола и моим «боссам» моя игра в ВИА казалась «несолидным» занятием. Почему? Я этого и сам никак в толк не возьму. Что было в этом криминального — комсомольский лидер показывает пример самовыражения в творчестве … Но ничего поделать я не мог, приходилось подчиняться партийной дисциплине и …осваивать азы «конспирации». Играл до тех пор, пока в ансамбле не появился новый «бас» …

— Как сложилась судьба «Дос-Мукасановцев» после распада группы?

 —  Не думаю, что здесь можно говорить о «распаде». «Дос-Мукасан» еще продолжал работать уже в новом составе. Но повторить успех очень трудно, наверное, это стало причиной того, что ансамбль сошел со сцены. Но остались верны нашим традициям музыканты Мурат Кусаинов и БахытДжумадилов. Оба продолжают трудиться на ниве музыкальной культуры. Мурат — профессиональный композитор, основал центр эстрады «Әуен». Бахыт — продюсер. Очень много наших пошло в науку. Досым Сулеев уехал в Москву и там защитился, работал в институте стали и сплавов. В крупном НИИ работает профессор Юрий Лим. Меирбек Молдабеков возглавляет Аэрокосмическое Агентство РК. Алтынбек Умбетов стал экономистом, возглавляет Государственный накопительный пенсионный фонд. Докторами наук и профессорами стали Кудайберген Жакып-улы, Лукпан Сыдыков, Асмадьяр Maхaнов. Дa и ваш покорный слуга несколько лет назад получил ученую степень.

— Судьба ваших друзей лишь подтверждает общее правило — талантливые люди, талантливы во всех своих начинаниях. А как сложилось у Вас?

 — Думаю, что высшей оценкой моей деятельности является доверие избирателей. Меня избирали депутатом Верховного Совета Казахской ССР и дважды депутатом Мажилиса Парламента республики. А до этого я занимал ряд ключевых должностей в партийных и государственных органах республики. При первом и последнем президенте СССР Михаиле Горбачеве работал в Москве в Международном Отделе ЦК КПСС. В Казахстан вернулся сразу, как только республика объявила себя независимой и суверенной. Вот, собственно, и все.

— А с футболом Вам тоже пришлось «завязать»?

 — Ни в коем случае! Я являюсь президентам Союза Beтepaнов казахстанского футбола, а это ко многому обязывает. В свое время мне приходилось играть на профессиональном уровне, и я проходил выучку у лучших тренеров Казахстана. С тех пор спорт и физкультура — мой образ жизни. Не курю, если и выпиваю рюмочку, то по очень большим праздникам. Ежедневно утрам и вечерам выполняю комплекс специальных гимнастических упражнений, трижды в неделю разминаюсь в спортзале. Являюсь капитаном футбольной команды Парламента Республики — в наших рядах тоже немало поклонников этого вида спорта. Кстати, среди аналогичных команд стран СНГ наша команда не на последнем месте. Весной этого года мы ездили в Сочи на международный чемпионат футбольных команд Парламентов, Правительств и мэрий. Привезли оттуда кубок. Отметили и меня, как лучшего нападающего.

— Вам приходилось бывать в нашем городе на гастролях?

— А как же! И, скажу я вам, это была незабываемая встреча. В 1975 году мы участвовали в церемонии открытия Дворца молодежи (ныне Дверец «Жастар»), так наши восторженные почитатели «вынесли» толстенные входные двери. Впрочем, то же самое было у нас и в Алматы. Но Целиноград мне запомнился тогда очень отчетливым контрастом между невзрачным, каким-то очень обычным городом и его населением — трудолюбивыми, душевными, интеллигентными людьми, умеющими ценить красоту в любом ее проявлении. Очень рад, что у нынешних астанчан сохранилось это качество. Я просто поражен энтузиазмом, с которым они преображают лик нашей Астаны. И культурная жизнь ключом бьет: каждый день выставки, вернисажи, концерты.

— Что повлияло на ваше решение дать концерт в Астане в прежнем составе?

— Это продолжение той акции, которую мы решили посвятить Году поддержки культуры. Однажды мы собрались вместе и дружно пришли к выводу — мы являемся частью истории Казахстана. Но это не дает повода для самолюбования. Это возлагает ответственность за судьбу будущих поколений. Поэтому мы и решили «тряхнуть стариной» — молодым это подаст пример для подражания, людям старшего поколения напомнит о добрых днях их молодости.

Кстати, наша программа называется «Сагындым ceнi» («Тоскую по тебе) — это своего рода признание в любви ушедшей юности. В Астане мы решили провести концерт, откликнувшись на личные просьбы акима столицы Адильбека Джаксыбекова и Министра образования и науки Республики Казахстан Крымбека Кушербаева. Двадцатого декабря мы приглашаем астанчан в Конгресс-холл. Мы не преследуем каких-либо коммерческих целей, вход — бесплатный, по пригласительным. Верю, что наши поклонники придут на наш концерт с детьми и внуками. А мы для них сыграем любимые песни. Эта будет нашим музыкальным поздравлением с наступлением нового тысячелетия и десятилетним юбилеем независимости нашей Родины.

Беседу вел

А.БАНЦИКИН.