Б. Джумадилов «В Польской Народной Республике»

image001

Наступила осень 1971 года. Мы как раз закончили новую программу — а это 12 — 15 произведений, когда поступило приглашение от ЦК ЛКСМ Казахстана на поездку в Польскую Народную Республику. В те годы польская музыка, польская эстрада были страшно популярны в СССР. Виниловые диски таких исполнителей как певец Чеслав Немен, групп «Но-то-цо», «Червоны гитары», «Скальды» вмиг разлетались, будучи выброшенными, в продажу. Мне посчастливилось слушать «Скальдов» вживую в Ленинграде в «Зелёном театре».
Виртуозная игра братьев-музыкантов Зелинских, своеобразная их манера — всё было «не как у нас». Играли чистый рок, с примесью польского фолка. Что, в общем, было близко и нам.
Итак, мы в Польше. В Старом Мясте, историческом центре Варшавы, в подвале студентами был устроен клуб — прародитель современных дискотек и ночных клубов. Вот в нем то мы дали свой первый концерт. Оригинального дизайна на тему авто и всего, что связано с движением, молодёжное кафе было битком набито желающими поглазеть на азиатов. Никто, клянусь вам, никто и никогда из зрителей не слышал и не мог слышать восточный рок. Рок с азиатским духом. А мы как раз играли его. Это потом ушлые журналисты придумают более точное название тому направлению в музыке, родоначальниками которого явились мы — «казахский фолк-рок» или «досмукасановский стиль». Апофеозом вечера стало исполнение нами казахской народной песни «Сулу кыз». Нас удивило и восхитило участие в исполнении этой песни всех сидевших в зале. Она подхватили друг друга под локти и запели вместе с нами, на польском, естественно, языке! Откуда они знают наши песни — задавались мы вопросом. Настолько была захватывающее зрелище, что под бурные овации и крики: «Давай ещё!» пришлось петь на бис. Тут наши зрители не выдержали и несколько парней и девушек выскочили на сцену. Песню допевали уже вместе — своеобразный польско-казахский ансамбль песни и пляски.
Выяснили, что в действительности песня-то польская и называется «Shla devechka do lesechka». Небезызвестная Роза Багланова, в конце сороковых увезла ее в Казахстан, там написали казахский текст, и стала она как народная – настолько популярна и по сей день. С тех пор именно эту песню я стал объявлять: «Польско-казахская народная песня!».
Словно один миг пролетели 14 дней. Позади остались триумфальные выступления не только в Варшаве, но в Кракове, Познани, Вроцлаве, Гданьске. Каждый город — сонм встреч и впечатлений. Именно в Кракове нам рассказали историю о краковском трубаче, который, завидев, как к крепостным стенам подходят монгольские захватчики (вон, куда заехали они на свои низкорослых лошадёнках!), поднялся на одну из башен краковского Кремля и оттуда стал призывать сограждан на защиту города. Тема соло трубы в самом моменте крещендо вдруг обрывается. Вот уже много веков все трубачи играют эту мелодию именно так — обрывая. Так как в это мгновение меткая стрела монгольского лучника оборвала жизнь тому, самому первому трубачу. Так что не мы первые открыли Польшу для Азии ….
Из всей поездки, особо запомнилось посещение в один из дней, печально знаменитого концлагеря «Освенцим». Огромная территория обнесена колючей проволокой в несколько рядов. Электрический ток, вышки — всё как полагается. С бессмысленной дотошностью и немецкой аккуратностью построено всё — бараки, крематории, плац для экзекуции … Прочно, на века. Горы детской обуви, игрушек, отрезанных волос, искусственных челюстей и мостов, всё собрано впрок … Зачем? Для чего? «Не верю, что это было» — кричал разум. Но бесстрастные глаза выхватывают виселицу и специальную тележку для подачи сжигаемых тел в ненасытный зев крематория. Орудия пыток, машины смерти … Живо представляешь молчаливую вереницу жертв, отрешенно бредущих в газовые камеры и душегубки.
Сегодня, в XXI веке, хочется верить, что такое не повторится никогда. Но с экранов телевидения видишь снова — буддийский монах, публично сжигающий себя во имя мира, антивоенные демонстрации на улицах Лондона и Нью-Йорка, танки в арабских кварталах Газы, бомбардировки в Ираке и Сомали … И лагеря, лагеря … В Америке и в Европе, Азии и Африке. Лагерь в Гуантанамо — точно такой же, как в 40-х в Освенциме, Майданеке, Бухенвальде … Та самая Польша, пострадавшая больше всех стран, сегодня имеет на своей территории секретные лагеря для ЦРУ … Смерть — бессмертна?