Г. Шимырбаева «Покидая «Дос-Мукасан», я плакал…»

image001
В конце шестидесятых и в семидесятые этот ансамбль был настолько популярен, что во время его концертов вокруг столичного Дворца им. Ленина стояло двойное ограждение из нарядов милиции: двери сносились напрочь напором поклонников. А, приехав на гастроли в Жамбыл, участники самодеятельного ансамбля «Дос-Мукасан», одновременно являвшиеся студентами Алматинского политеха, увидели на площади толпу. Она скандировала: «Искусство принадлежит народу». Выяснилось, что все билеты на концерт ансамбля местное начальство распределило между собой. А ведь начиналось-то все .. Впрочем, слово Досыму Сулееву, основателю и первому художественному руководителю легендарного «Дoc-Myкacaнa».

image002

 – Никакой идеи создания ансамбля не было. Просто в один прекрасный день (если быть точным, то первого сентября 1966 года) мы, студенты-второкурсники факультета автоматики, вернулись после каникул в общежитие. Вечером нас, четверых друзей – меня, Мурата Кусаинова, ХамитаСанбаева и Мейербека Молдабекова – пригласили в гости сокурсницы из соседней комнаты. Для них мы и пели под аккомпанемент гитары. Я, как самый образованный (музыкальная школа по классу баяна), предложил делиться на голоса: вышло необычно и красиво. Девушкам понравилось. Стали приглашать в другие комнаты, на вечера в своем общежитии, в соседнем. Слух о том, что у “автоматчиков” появился свой ансамбль, распространился быстро.

Хамит Санбаев – он был секретарем комсомольской организации факультета – организовал выход на плодоовощную базу. На заработанные деньги купили музыкальные инструменты. Я играл на саксофоне, остальные – на гитарах, а ударником мы пригласили Сашу Литвинова с горного факультета.

В 67-м году стали лауреатами “Весны в политехническом” (кстати, мало кто знает, что традиция проведения “студенческих весен” пошла от нас). В стройотряд летом поехали уже с репертуаром из десяти песен.

Вместе с венграми из будапештского экономического института строили в Баян-Ауле Павлодарской области кошары и Дом культуры. А вечером пели у костра. Название “Дос-Мукасан” предложил командир венгерского стройотряда Янош Картош. Мы удивились: вроде ни в казахском, ни в русском языках такого слова нет. А он говорит: “Это составлено из первых слогов ваших имен – Досыма, Мурата, Камита (так они назвали Хамита) и Сани. Так мы стали “Дос-Мукасаном”. Потом меня, правда, приглашали в горком партии. Дескать, вы такие популярные, давайте назовем вас по-человечески. Я не согласился ни в какую.

– Когда вы поняли, что оно пришло – признание?

 В 73-м году в Минске проводился конкурс профессиональных вокально-инструментальных ансамблей. Нам сообщили, что от Казахстана едем мы. “Но ведь мы – не профессионалы”, – пытался возразить я. Министр культуры на это заявил: “Не беспокойся, справку мы вам выдадим”. И вот в Минске “Дос-Мукасан” неожиданно стал лауреатом среди профессионалов. В тот же год нас пригласили на десятый Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Едем – и опять становимся лауреатами. Из Союза, кроме нас, такой чести были удостоены только “Песняры”. Еще через год мы стали лауреатами премии Ленинского комсомола. В общем, удостоились всех высших регалий. Но к тому времени в ансамбле не было ни МейербекаМолдабекова, ни Хамита Санбаева. Они после института сразу поступили в аспирантуру.

– В чем секрет успеха ”Дос-Мукасана”? В-семидесятых были уже и другие ансамбли

    – Во-первых, инструментальный состав был заимствован у “Биттлз”. Второе, за основу взяты казахские песни в эстрадном исполнении. И, в-третьих, сам факт ансамблевого пения был новинкой для молодежи. А держались мы так долго, вплоть до 80-х годов (правда, с обновленным вторым, третьим и четвертым составами) потому, что у нас была мощная дисциплина, основанная на дружбе (появлялись ансамбли и посильнее нас в профессиональном плане, но через год-другой они распадались). Взаимопонимание, наверное, даже важней, чем профессионализм. Последнее можно наработать упорным трудом, что мы и делали, работая до двух-трех ночи. При этом почти все окончили институт с красными дипломом. Среди нас пять профессоров, один – член-корр. Академии наук. Шарип Омаров сегодня – первый заместитель главы городской администрации. МейербекМолдабеков – заместитель генерального директора аэрокосмического агентства. Юра Лим работал в Верховном Совете. Улукпан Сыдыков – заведует кафедрой в родном политехническом, я – проректор в энергетическом. И только Мурат Кусаинов выбрал музыкальную стезю. Когда я уехал в аспирантуру, он руководил ансамблем, закончил консерваторию. Недавно Мурат получил звание заслуженного артиста республики. КурманайАжибаеву, первую солистку ансамбля, в прошлом году мы потеряли, она умерла от болезни. Свой следующий концерт хотим посвятить ей.

– Как? “Дос-Мукасан” еще выступает?

 – А мы каждые пять лет даем юбилейные концерты. Проблем с аудиторией нет. Нашим слушателям, как и нам, около сорока. Слушая нас, они плачут. Наши песни связаны с первой любовью, с рождением первенца…

 – А почему вы, автор знаменитой свадебной “Той жыры”, которую поют и сегодня, не захотели уйти в профессиональные музыканты?

– Министерство культуры просило остаться, обещало разные льготы. И я уже совсем было сдался, но тут вмешалась мать. Она сказала: “Сынок, у артистов семьи непостоянные. А ты инженер, учись-ка дальше”. На проводах в аспирантуру ребята пели только мои песни – “Алматы туны”, “Тойжыры” … Я плакал. Первый год в Москве прошел, как в тумане, мыслями и душой я был здесь, в Алматы.

 – О чем вы думаете, оглядываясь на свою юность?

   – Я думаю, что перестройку мы начали раньше Горбачева. Он заговорил о народном самосознании в 80-х, а мы своими песнями повернули молодежь лицом к своему народу, к его традициям и культуре уже в конце шестидесятых. Хотя об этом мы в то время не задумывались …

На снимке (слева направо): Шарип Омаров, Мейербек Молдабеков,

Мурат Кусаинов, Досым Сулеев, Юрий Лим. Фото 1970 года.

Галия ШИМЫРБАЕВА.